Форма входа




Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


 
 
Четверг, 27.04.2017, 09:03
Приветствую Вас Гость | RSS
ОДЕССКИЕ КАТАКОМБЫ
Главная | Регистрация | Вход
СТАТЬИ И РАССКАЗЫ


Главная » Статьи » Геология одесских катакомб

Что такое катакомбы?

  Сейчас трудно выяснить, кто, когда и почему первым применил древнее звучное слово «катакомбы» к одесским подземельям.

  Позднелатинским словом «catacumba», что означает «подземная гробница», и итальянским «catacomba» назы­вали разветвленные лабиринты узких галерей и неболь­ших залов, где ранние христианские общины во II—IV веках спасались от преследования римских властей, про­водили богослужения и обряды погребения умерших. Это были искусственные подземные помещения, некото­рые из них в позднеантичный период и раннее средневе­ковье украшались красивыми и богатыми росписями. В отличие от знаменитых римских катакомб, служив­ших еще ранним христианам, одесские катакомбы значи­тельно моложе, а по происхождению это заброшенные каменоломни камня-ракушечника, который начал исполь­зоваться человеком как строительный материал очень давно. Еще люди усатовской культуры около 4 тысяч лет назад применяли местный камень при строительстве жилищ. Так, в 1921 году при раскопках древнего посе­ления в районе села Усатова были обнаружены остат­ки построек из понтического известняка. Сохранившиеся части построек были сложены из различных блоков ра­кушечника/размером 25x20x8 см.

  В существовавших на территории Одесщины поселе­ниях скифов, греков и славян камень-ракушечник для строительства брался из естественных обнажений (вы­ходов) на приморских склонах и в балках. Древние жи­тели Причерноморья в основном использовали готовые куски ракушечника более или менее подходящей фор­мы и размеров, которые можно было найти в прибреж­ной полосе и на склонах балок. Для кладки стен приме­нялись куски понтического известняка из верхней части пласта ракушечника. И сейчас еще к югу от Одессы немало сел построено из понтического известняка, до­бытого на склонах балок и оврагов.

  Уже в XV веке при образовании на месте нынешнего города славянского поселения Качибей (Коцюбеево), раз­рушенного затем турками и возникшего под названием Хаджибей, появились первые небольшие каменоломни.

  Резко возросла добыча камня, когда началось соору­жение в Хаджибее турецкой крепости Ени-Дунья, о ко­торой в 1764 году русский разведчик Константин Ива­нов после рейда по турецким тылам писал: «Оная ж крепость зачалась делаться сего году из весны... на ко­торую возят камень из степи, с речек и балок околич­ных...» К крепости примыкало предместье — турецко-та­тарский поселок, а поодаль — слобода, где в основном селилась местная беднота. Расположенные неподалеку селения Усатово, Нерубайское и другие, где жили пре­имущественно запорожские казаки, в основном состоя­ли из землянок — понор, построенных из традиционных степных материалов: глины и соломы.

  В ходе русско-турецкой войны 1787—1791 годов, 14 сентября 1789 года, войска генерала И. В. Гудовича и отряд украинских казаков под командованием А. А. Головатого и 3. А. Чепеги внезапным штурмом овладели крепостью Ени-Дукья и по Ясскому мирному договору 1781 года Хаджибей вошел в состав России. Екатерина II в рескрипте от 27 мая 1794 года возложи­ла на А. В. Суворова руководство строительством ук­реплений с целью обеспечения безопасности южных гра­ниц. Первыми строителями крепости стали восемьсот солдат, немалая часть которых занималась добычей и доставкой камня-ракушечника.

  Строительство нового города и порта началось 22 ав­густа (2 сентября) 1794 года. В январе следующего го­да он получил название Одесса. Год спустя здесь уже насчитывалось 400 небольших каменных домов. Город в основном строили солдаты и черноморские казаки, К этому времени уже возникли небольшие подземные ка­меноломни-катакомбы.

  Одесса, став с 1805 года административным центром Новороссийского края, получила в последующем значи­тельные льготы, способствующие расширению через нее международной торговли. Важнейшей льготой стало введение порто-франко, т. е. расширения беспошлинно­го ввоза иностранных товаров.

  По мере того как рос город, расширялась и увеличи­валась добыча камня. Теперь она уже велась не только в приморской зоне, но и на Молдаванке, в пригородах — Кривой Балке, Куяльнике, Усатове, Нерубайском и дру­гих местах. Постепенно выработанные каменоломни по­кидались, возникали новые, соединяясь между собой и пересекая старые. Все это происходило хаотически, в разные времена. Г. С. Яблонский, большой знаток одес­ских катакомб, много лет руководивший работами по добыче камня, пишет: «Некоторые специалисты счита­ют, что протяженность городских катакомб исчисляет­ся в 1400 километров. Что касается пригородов, то по­лагают, что их протяженность достигает почти 4 тысяч километров. Во всяком случае, одесские катакомбы по протяженности не имеют себе равных. Укажем для срав­нения, что протяженность парижских катакомб состав­ляет, по имеющимся данным, несколько больше 300 ки­лометров, римских — до 900, а протяженность транспорт­ных горных выработок под Донецком — около 800 кило­метров».

   Если рассмотреть внимательно кусок камня-ракушеч­ника, станет очевидным, что он состоит из небольших ракушек, как бы сцементированных между собой.

  Как эти ракушки попали глубоко под землю?

  Для ответа необходимо вернуться на шесть миллио­нов лет назад, в период, когда над сегодняшним При­черноморьем плескалось древнее Меотическое море. Оно занимало огромную площадь, включавшую современные моря — Черное и Каспийское. Меотическое море было соленым и соединялось с океаном. В последующем связь у моря с океаном прекращается и на месте Арготи­ческого возникает солоноватое Понтическое море. Это море стало колыбелью ракушек, о которых идет речь.

  Вода в Понтическом море была холодной или близкой к современной. По мнению профессора Н. И. Андрусова, это подтверждается выносом в море льдами угловатых обломков кристаллических пород, принесенных из цент­ральных районов Украины.

  В опресненных водах жили пресноводные рыбы: осет­ры, карпы, чехонь, исполинские сомы, окуни, вьюны, щу­ки, лини. Наряду с ними в море встречались дельфины и тюлени.

  Наиболее обширным был мир моллюсков. Всего в понтических известняках их обнаружено более 40 видов.

  Понтическое море было мелководным. Оно то насту­пало на берег, то сокращалось в размерах. Береговая линия постоянно меняла свое местонахождение и конфи­гурацию. Во время максимального продвижения к севе­ру (трансгрессии, как говорят геологи) Понтическое мо­ре покрывало почти всю территорию нынешней Одесской области. Северный берег моря проходил по границе, где сейчас расположены села: Зализничное на реке Ялпуг — Тарутино — Петропавловка на реке Сарата — станция Раздельная — Ширяево — Покровка на реке Тилигул и далее к северо-востоку.

  Прошло полмиллиона лет, и Понтическое озеро-море значительно изменилось. В этом промежутке времени мириады скопившихся на дне раковин отмерших моллюс­ков оказались на суше. Со временем раковины спрессо­вались и превратились в известняки, или, как их еще называют, ракушечники. Под действием последующих процессов ракушечники утратили свое первоначальное строение.

  В настоящее время понтические известняки-ракушеч­ники покрывают всю южную и центральную части Одес­ской области за исключением долин рек и глубоких ба­лок. Максимальная мощность слоя ракушечника в рай­оне Одессы (15,7 метра) наблюдается на Слободке. 8 среднем мощность известнякового слоя колеблется от 7 до 12 метров. Ракушечник лежит на 20—40-метровом пласте серо-зеленой глины. Над понтическими известня­ками в большинстве случаев находятся красно-бурая глина, а выше ее идут лессы и лессовидные суглинки желтовато-палевого цвета, покрытые сверху почвенным слоем.

  Мощность слоя лесса достигает 25 метров. В неко­торых местах над известняками залегают зеленоватые песчаные глины, покрытые сверху слоем красно-бурых плотных глин мощностью до 10 метров. Сильному изме­нению подверглись верхние слои ракушечника. Под дей­ствием атмосферных осадков (дожди, талые воды), про­сачивающихся через всю толщу, верхняя часть извест­няка превратилась в перекристаллизованную «плиту». Это очень плотная и крепкая разновидность понтического известняка желтовато-бурого, желтого, темно-серого или кирпично-розового цвета, иногда даже тонкополостного яшмовидного облика.

  Во многих местах при дальнейшем механическом раз­рушении, в основном под действием перепадов темпера­тур, «плита» превратилась в обломочную породу, состоящую из отдельных кусков перекристаллизированного из­вестняка разной формы и размеров —«жерству». Об­щая мощность этого прослоя колеблется от 1 до 7,5 метра.

  Атмосферная вода, проникая в толщу известняка и насыщаясь за счет растворения углекислым кальцием, сцементировала раковины и сделала известняк-ракушеч­ник более плотным, однородным. Эта срединная часть известняковой толщи получила название «пильного слоя», благодаря способности легко распиливаться на блоки даже обычными ручными пилами.

  Одесские катакомбы — каменоломни, заложенные в этом прослое.

  Остановимся подробнее на пильных известняках. Это довольно легкая горная порода, хороший строительный материал. Удельный вес понтического известняка-раку­шечника составляет 2,65—2,69 г/см.3 Небольшой объем­ный вес связан со значительной пористостью ракушеч­ника, которая является причиной большого водопоглощения камня. Несмотря на небольшую твердость и пористость, пильный известняк неплохо выдерживает нагрузки. Кубики, вырезанные из сухого понтического ракушечника выдерживают давление от 5,6 до 29,0 г/см2, Обломки раковин составляют больше половины всей массы известняка, остальное приходится на цемен­тирующую массу. Иногда между зернами известняка-кальцита встречаются песчинки кварца, полевого шпата, чешуйки слюды, зерна гипса, магнетита, красного желез­няка, пирита. В толще понтических известняков также находят обломки кристаллических пород — грубозерни­стый гранит в каменоломнях Кривой Балки, мелкозер­нистый гранит и железистые кварциты типа криворож­ских на Жеваховой горе. В Березовском районе встречались даже валуны размером до полуметра в диа­метре. Предполагается, что эти обломки были принесе­ны в Понтическое море древними льдами из района Кривого Рога.

  Основной составной частью понтических известняков является углекислый кальций СаСОз, содержание ко­торого в среднем 91,56 процента. Химический состав из­вестняков влияет на их окраску, она бывает белой, свет­ло-желтой, серой, желто-бурой, буро-коричневой, бурова­то-красной, бордово-красной, черной.

  Одесские каменоломни представляют собой поистине уникальные обнажения горных пород. В отличие от обычных естественных обнажений по берегам морей, рек, в оврагах и карьерах здесь вскрывается известняковая толща на огромной площади не только по одной линии, а во всех направлениях и на всех уровнях. Мы попа­даем как бы внутрь пласта, в самые его недра. В них можно наблюдать всю сложную картину строения из­вестняковой толщи.

  Геологами в каменоломнях были сделаны интересные наблюдения, давшие богатый материал для познания условий образования известняков и палегеографической обстановки этого района. Так оказалось, что пески в из­вестняках встречаются на месте древних русел рек, раз­мывавших ракушечники иногда полностью до нижнего слоя глин. Это пески белого, желтого и красноватого цвета, иногда с остатками древесины и пресноводными раковинами — перловицами.

  Трудно назвать участок в городе и его окрестностях, где не было бы мест добычи камня — старых подземных выработок-катакомб. Исключение составляют только те места, где известняков либо вообще нет, либо пласт имеет недостаточную мощность.

  Даже в районах, где, по имеющим данным, официаль­но разработка камня не велась, нельзя отрицать наличия старых выработок.

  Чем же были вызваны такие большие масштабы до­бычи известняка-ракушечника и чем объясняется его по­пулярность в строительстве? В безлесных районах При­черноморья ракушечник оказался самым доступным и дешевым строительным материалом. Другой местный материал, кирпич, стоил значительно дороже, поэтому ракушечник стал основным материалом, из которого создавался город вплоть до 50-х годов нашего столетия. Камень этот легкий, пористый, легко поддающийся об­работке. Одна штука ракушечника равна двум десяткам кирпичей, что убыстряет и облегчает процесс кладки. Кроме того, камень достаточно прочен и долговечен. Еще давно было замечено, что на воздухе пильный извест­няк твердеет. Существовал даже обычай — добытый ка­мень выдерживать 8—12 месяцев до употребления его в строительном деле.

  Из одесского ракушечника строили здания высотой 3—5 этажей. Долговечность камня, его приятный цвет и фактура позволяли возводить здания без покрытия стен штукатуркой. До сих пор еще в городе сохрани­лись такие здания.

  Интересно, что известняк из разных мест (месторож­дений) обладает различными свойствами. Для сооруже­ния высоких капитальных зданий камень подбирался специально. Лучший пильный камень добывался в Нерубайском, Кривой Балке, Усатове, на Малом Фонтане. Камень же худшего качества шел на строительство ме­нее значительных построек.

  Первоначально добыча велась примитивным, опасным и трудоемким способом. Каменоломы, используя природные трещины в известняке, забивали в них клинья и ло­мы, выламывая отдельные каменные глыбы. Затем их раскалывали на мелкие части, которые далее обтесыва­ли топорами до нужных размеров и формы. Если раку­шечник был достаточно мягким, его распиливали обыч­ными пилами.

  Появление специальных пил для распиловки извест­няка значительно ускорило и несколько облегчило добы­чу строительного камня. Первые специальные пилы бы­ли привезены из Англии в 1837 году. В конце 30-х годов прошлого столетия историк А. А. Скальковский в статье об одесских каменоломнях писал, что каменоломы пилят камень пилами, нарочно для того изготовленными за границей и привозимыми в Одессу. Отечественные пилы стали выпускаться значительно позднее.

  Применение специальных пил позволило точно выдер­живать размеры камня, обеспечило ровные поверхности, что было очень важно для строительства. Существенно также повысилась выработка, и это сказалось на увеличении скорости проходки.

  Кроме пил и буртовочного лома применялись и другие инструменты: ломы, выкидные лопаты, топоры, железные клинья, напильники, кувалды, кайла, деревянные рей­ки с размерами. Обязательным инструментом была ко­черга для выгребания песка из пропила. Для освещения использовались масляные каганцы или керосиновые лам­пы.

  Кроме пильного камня, добывались еще несколько его разновидностей — плита, дикарь и жерства. Плиты — это массивные обломки больших размеров, применявшие­ся в прошлом для кладки фундаментов. Дикарь — бо­лее мелкие обломки, которые шли для мощения дорог и тротуаров. Жерства — мелкообломочный и плитчатый перекристаллизованный известняк, тоже использовался для мощения дорог.

  Готовые камни подавались наверх. Вначале их выно­сили на носилках, либо вывозили на ручных деревян­ных тачках. Нередко камень выносился к выходу про­сто на плечах. Ручная добыча сильно ограничивала уда­ление забоев от выхода.

  Впервые упоминание в документах о применении ло­шадей в Усатовских каменоломнях на вывозке камня относится к 1874 году. В более поздний период этот способ стал широко распространенным. На конную те­лежку — биндюжок, запряженную одной лошадью, гру­зили около 20 штук камня, который вывозили к выхо­ду на поверхность. С применением в каменоломнях лошадей удаление забоев от выхода значительно воз­росло, достигнув 700 и более метров. В биндюжки впря­гались низкорослые лошадки, которые в условиях по­стоянной темноты слепли. Нередко конюшни для таких лошадей устраивались под землей. Возчики, занимавшие­ся вывозкой камня, назывались биндюжниками.

  Ручной добыче камня был положен конец в 1930 году, когда по заданию Советского правительства Народным комисса­риатом рабоче-крестьянской инспекции СССР было про­ведено обследование камнедобывающей промышленнос­ти Украины и Крыма. В частности, постановление НК РКИ СССР от 3 августа 1930 года отмечало полную техническую отсталость добычи камня, наличие тяжело­го ручного труда кустарного характера. Тогда и нача­ла вводиться механизация — буртовочный станок Вик­тора, представляющий собой бур с гибким приводом от электромотора; механическая легкая подрезная пила РП-2 конструкции В. Рогозинского, предзначенная для производства вертикальных и горизонтальных пропилов в забое.За смену пила РП-2 «Рогозинка» делала 58 квадратных метров пропилов против 10 квадратных метров при ручной работе. Станок Виктора был в 4,3 раза производительней ручной буртовки.

  В 1955 году на смену пиле Рогозинского пришла мощная камнерезная машина системы А. Заступайло - КМАЗ-188, которая в модифицированном виде применяется и теперь. Эта машина производит все операции, выпиливая в забое штуки камня-ракушечника. Готовую продукцию выво­зят из забоя аккумуляторными электровозами, тянущи­ми по рельсам небольшие составы вагонеток. Вагонет­ки на поверхности разгружаются подъемными кранами. Выработки освещаются электричеством. На некоторых шахтах установлены люминесцентные лампы дневного света. Сейчас в районе Одессы насчитывается девять таких электрифицированных и механизированных шахт.

  В течение двух столетий после добычи камня остава­лись штреки и брошенные забои различных размеров и конфигураций. Хотя правила разработки камня в се­редине прошлого века требовали соблюдения ширины прохода не более 3,2 метра и оставления целиков (не выработанных монолитов для опоры кровли) не менее 2,1 метра в квадрате, они зачастую по корыстным сооб­ражениям не соблюдались. Штреки затем соединялись со штольней, которая заканчивалась выходом из каме­ноломни. В зависимости от качества пильного слоя и других факторов, проходка велась в различных направ­лениях, разной густотой штреков, с разными пролетами, что приводило к созданию неодинаковых по строению сетей выработок. Так, при наличии хорошего камня, каменоломы старались недалеко уходить от выходов и скло­на, вдоль которого проходило несколько штолен, разде­ленных целиками. Каменоломы выбирали там весь камень, доступный для добычи. Массив вырабатывался, а на местах ломки камня оставались сложные перепле­тения подземных пустот и ходов, отдаленно напомина­ющие пчелиные соты.

  Еще одним видом из распространенных конфигураций проходок являлась выработка, напоминающая лежащее «дерево», с выходом на поверхность у «корня».

  В связи с тем, что многие каменоломни, расположен­ные рядом, часто проходились в разное время, новые и старые шахтные системы встречались, образуя так на­зываемые сбойки (соединения). Такие «деревья» пере­плетались между собой и участками шахматного строе­ния, что приводило к образованию больших бессистем­ных подземных лабиринтов — катакомб. Когда позволя­ла мощность слоя известняка, проходка велась в два, а в некоторых случаях и в три яруса. Пол в каменолом­нях был покрыт толстым слоем утрамбованных ракушечниковых опилок. Часто ненужные пустоты, забои и штреки закладывались «бутом» — бракованным и би­тым камнем. Он также использовался как крепежный материал для сооружения стоек и опорных стенок.

  Рассмотрим теперь подробнее, что представляют собой фактические сведения о городских катакомбах.

  Одесский историк Н.Федоров указывал, что в 1789 го­ду, к моменту взятия штурмом крепости Ени-Дунья, к юго-западу от нее существовала громадная турец­кая каменоломня. Однако думается, что размеры этой каменоломни несколько преувеличены. Несложный рас­чет объемов камня, использованного на строительстве крепости Ени-Дунья и поселения Хаджибей, показывает, что максимальная общая протяженность всех вырабо­ток от его добычи едва могла превышать полтора кило­метра

  Резкий рост объемов добычи камня в связи со строи­тельством суворовской крепости, морского порта и го­рода вызвал появление новых каменоломен. Добыча камня, качавшаяся на приморских склонах и примыка­ющих балках, Карантинной и Водяной, к середине прош­лого столетия уже охватывала значительную площадь, включающую центральную часть города, Слободку, Бугаевку, старый Ботанический сад, Молдаванку. Уже ве­лись разработки в Нерубайском, Усатове, Куяльнике и других пригородных селах. Объясняется это тем, что за­пасы камня в приморской части истощались, а также тем, что в городской черте участились оползни и про­валы, поэтому добыча ракушечника стала отодвигаться от моря.

  К 1859 году бессистемной ломкой камня в Одессе бы­ло занято 740 предпринимателей, которые эксплуатиро­вали труд 8961 рабочего (по всем остальным ремеслам предпринимателей было 2803 и рабочих 13 205). Спустя десять лет разрабатывало каменоломни 1317 промыш­ленников, а в подземельях работало 10 384 человека. В городе и пригородах уже имелось множество отра­ботанных за период с конца XVIII века и заброшенных подземных выработок и подвалов. Многочисленные ар­хивные источники свидетельствуют, что к 60-м годам поза прошлого века в Одессе образовалось много небольших подземных каменоломен, которые не составляли единого шахтного массива.

  Несмотря на то, что добыча велась на участках, вы­деляемых в организованном порядке, полное отсутствие в последующем контроля за разработкой способствова­ло хищнической стихийной добыче камня. Многие уча­стки на территории города оказались настолько выра­ботанными подземными каменоломами, что стали непригодными для строительства. В некоторых местах нача­лись провалы поверхности земли, разрушались здания. Это стало для города острой, трудной и на долгое вре­мя неразрешимой проблемой.

  Только в 1863 году появился первый официальный за­прет на подземную добычу камня в черте города. Кон­троль за соблюдением правил при разработке пильного камня был возложен на городскую полицию. Но поль­зы это принесло мало, так как в полиции не было спе­циалистов по горному делу. Позднее под нажимом камнепромышленников запрет вообще был отменен.

  После замены полицейского надзора на технический в 1883 году и учреждения в Одессе Юго-Западного гор­ного округа начали разрабатываться и вводиться более подробные инструкции по эксплуатации каменоломен. Горный округ установил ответственность за нарушение правил безопасного ведения работ, организовал регист­рацию каменоломен, ввел технический горный контроль и ограничения, препятствующие хищнической разработ­ке камня.

  Однако в условиях капиталистического строя контроль за разработкой ракушечника в каменоломнях не мог быть эффективным. В итоге многолетней добычи камня из недр Одессы в них возникли грандиозные пустоты и запутанные лабиринты, объем которых трудно себе представить. Как принято считать, они равны объему строений на поверхности в городе и во многих населен­ных пунктах области. Подземные пустоты можно услов­но подразделить на катакомбы центра города, северо­восточной его части и юго-западных районов. У них есть свои особенности и своя история.

  Но не следует доверчиво относиться к заявлениям «зна­токов», которые авторитетно сообщают, что они-де ходили подземными ходами от оперного театра в Лузановку или с Бугаевки в парк Шевченко и даже в Черноморку. Беспрепятственно «гулять» из конца в конец по подземной Одессе невозможно, ибо это связано с це­лым рядом особенностей, зависящих от строения и со­стояния катакомб.

  В дореволюционной печати порой сообщалось и из уст в уста передавались истории о тайных входах за зеркалом, открываемых секретными рычагами, о ходах в подоконниках и подземных комнатах, о галереях, ве­дущих к морю. Правду здесь трудно отличить от вымыс­ла. Поэтому обратимся лучше к достоверно известным, изученным способам входа в каменоломни.

  Самые распространенные входы в катакомбы — устья штолен. Штольни проходили в местах, где пильный из­вестняк был прямо на поверхности, и представляли со­бой горизонтальную горную выработку на склонах глу­боких балок, оврагов или на побережье. В штольнях до­быча камня начиналась с первого момента их проход­ки. В настоящее время известно 436 штолен.

  Близок к устью штольни другой вид входа — выезд. Выезды устраивались там, где ракушечник подходил близко к поверхности земли (на 3—7 метров) — обычно на склонах неглубоких балок. Чаще всего выезды дела­ли в пригородных общественных каменоломнях.

  Наклонные стволы, или, как их называют в Одессе наклонки, более редкий тип выходов и, пожалуй, самый дорогостоящий и сложный в сооружении. Строили наклонки в местах, где известняк залегал на глубине примерно 20 метров. У них было преимущество перед вертикальными стволами в том, что при использовании их не требовались устройства для подъема камня и людей. Распространены наклонки были, в основном, за го­родом. Сейчас почти все они засыпаны, причем только в верхней части, остальные находятся в хорошем состоя­нии.

  Широкое распространение с середины прошлого века стали получать вертикальные стволы — шахтные колод­цы, что было связано с истощением запасов ракушечника в городских штольнях. Добыча камня с глубин до 40 метров осуществлялась с помощью вертикальных стволов и больших колодцев, которые строили в местах, удаленных от обнажений известняка, —там, где боль­шая мощность наносов затрудняла устройство входов других типов. Применение стволов позволяло вести до­бычу ракушечника практически везде. Шахтные стволы в сечении имеют форму круглую, прямоугольную, оваль­ную, эллипсовидную. Диаметр колеблется от трех до шести метров. Стены стволов выложены камнем-ракушечником. Иногда крепление стволов делалось из дерева (бревен). От водяных колодцев стволы отличают­ся большим диаметром и тем, что не достигают нижне­го, водоносного горизонта, а заканчиваются выше его, в пласте пильного известняка.

  После окончания отработки шахтные стволы обычно засыпались. Так как объем каждого из них мог достиг­нуть 500 кубических метров, то нередко из экономии стволы засыпались частично. Для этого на глубине 3—4 метров от поверхности устраивали перекрытия и засы­пали лишь верхнюю часть ствола. Некоторые стволы просто накрывали бетонными плитами.

  Сегодня большинство шахтных стволов закрыто. Ко­личество входов в каменоломни, о которых собрана ин­формация, составляет 745. Однако, кроме известных первичных входов, есть и вторичные. Это входы через водяные колодцы, мины, дренажные тоннели, канализацию и так далее. Особую категорию представляют воронки, которые образуются в местах, где выработки близко подходят к поверхности. Их количество велико.

  В XIX столетии по требованию полиции городские вхо­ды неоднократно закрывались. В период временной фа­шистской оккупации было взорвано и замуровано более 400 входов. Можно утверждать, что за период суще­ствования катакомб, их связывало с поверхностью не­сколько тысяч различного вида входов.

  Работы по выявлению, оборудованию и закрытию входов в катакомбы ведутся и по настоящее время.

  В прошлом катакомбы нередко называли минами, осо­бенно в дореволюционный период. Слово это происхо­дит от французского «липе», что означает «шахта» или «подкоп». Минами в старину называли галереи, прокапы­ваемые саперами для подрыва вражеских укреплений. Се­годня минами в Одессе принято называть подземные полости, вырытые над ракушечником в рыхлых осадоч­ных породах — в лессе, суглинке, глине. Иначе говоря, это — большие подвалы. Во избежание путаницы в оп­ределении того, что называется подвалом, а что миной, скажем, что последними называли протяженные под­валы с полукруглым потолком, облицованные ракушечниковыми блоками.

  Автор участвовал в обследовании более 70 мин, и наибольшая из них составила 310 метров. Боль­шая мина была обнаружена в районе перекрестка улиц Дерибасовской и Советской Армии. Некоторые наклон­ные мины разветвлялись и могли достигать слоя ракушеч­ника и соединяться с каменоломнями, образуя единый лабиринт катакомб. Мины под проезжей частью улиц от действия дополнительной нагрузки часто обваливались, разрушая мостовые и дома. Особенно участились провалы мин после постройки в 70-х годах позапрошлого ве­ка городского водопровода. Из-за утечки воды грунт раз­мокал — это и приводило к обвалам. Тогда городские власти запретили выводить мины за пределы домов и потребовали засыпать и заложить камнем те, что были вырыты раньше. Однако частных домовладельцев мало интересовали заботы города.

  Сложная и многообразная картина была бы неполной, если не рассказать и о подземных полостях, как соз­данных человеком, так и природных, которые существуют рядом с каменоломнями и минами. Эти подземные пу­стоты связаны друг с другом в разных комбинациях, но есть и отдельные, не имеющие ничего общего друг с другом. Что представляют собой эти полости — колод­цы, цистерны, дренажные тоннели, карстовые пещеры?

  Одесса возникла в безводной степи, и долгое время в городе не хватало пресной воды. Вода, получаемая из колодцев, была невкусной из-за минеральных солей, при кипячении давала много накипи. Несколько лучше была вода из источников, выходящих на берегу, моря, назы­ваемых в Одессе фонтанами, и в Водяной Балке (ныне улица Фрунзе). Этой воды не хватало, она стоила не­дешево и бедным была не по карману. Тогда в первой четверти прошлого века начали строить цистерны для сбора и хранения воды. Количество их быстро увеличи­валось, достигнув к середине позапрошлого века 150, по дру­гим данным, даже 875. Сбор дождевой воды, был на­столько распространен, что крыши некоторых домов спе­циально делались односкатными, с наклоном в сторону двора, где вода собиралась в цистерну. С крыш по во­досточным трубам она текла в керамические трубопро­воды, уложенные под землей и связанные с цистерной.

  Дождевая вода поступала довольно грязной, и поэтому, прежде чем залить в цистерну, ее пропускали через спе­циальные фильтры из гравия или кусочков пористого ракушечника. Цистерны не имеют связи с другими под­земными помещениями. Основным отличием цистерн от водяных колодцев, действительно соединяющихся с ка­такомбами, является их бутылкообразная форма и мень­шая глубина.

  Одновременно с развитием города росла сеть водяных колодцев, которые до постройки водопровода остава­лись главным источником водоснабжения. Следует от­метить, что в Одессе верховодка (первый, наиболее близ­кий к поверхности водоносный горизонт) в жаркое вре­мя иссякает. Поэтому колодец надо было копать до ни­жележащих водоносных грунтов — на глубину 15 мет­ров и более. Кроме колодцев, начинающихся с поверх­ности, встречаются небольшие подземные водяные ко­лодцы, вырытые в самих каменоломнях.

  Наиболее редко встречающийся вид вертикальных под­земных пустот — шурфы, вентиляционные и геологораз­ведочные.

  Вентиляционные шурфы (воздушники) делались редко, так как их проходка немногим легче, чем проходка шахт­ных стволов. В настоящее время вместо них бурятся вентиляционные скважины диаметром 0,3 метра. Что ка­сается разведочных шурфов, то они нередко вскрывали старые выработки, С конца 60-х годов прошлого века разведочные шурфы не делаются: их производство требует много средств и времени. Вместо них в настоящее вре­мя бурятся геологоразведочные скважины разных диа­метров.

  Жители, гуляющие по берегу моря, нередко с любо­пытством заглядывают в тоннели, расположенные в приморских склонах, из которых вытекают потоки прозрач­ной воды.: Это дренажные тоннели, представляющие собой галереи, которые служат для вскрытия понтического водоносного горизонта, дренирования его и сброса избыточной воды в море. Строятся дренажные тоннели с целью предотвратить возможное сползание берега. Не­сколько слов о причине возникновения оползней.

  Вода, скапливаясь ниже известняков, над водоупор­ными глинами, разжижает их верхний слой. По этому слою, как по смазке, к морю наклонно перемещаются огромные глыбы известняков с лежащими на них поро­дами и строениями. Откалываясь по трещинам, парал­лельным берегу моря или лимана, блоки соскальзыва­ют под действием сил тяжести по слою размягченной глины, вызывая разрушительные оползни берегов. Дре­нажные тоннели, собирая воду, не дают ей скапливать­ся в водоносных горизонтах, что и предотвращает ополз­ни. Сегодня они стали составной частью комплекса про­тивооползневых сооружений, направленных на сохране­ние и благоустройство побережья Одессы.

Категория: Геология одесских катакомб | Добавил: Хранитель (27.02.2017) | Автор: Юдин Валерий Яковлевич
Просмотров: 80 | Рейтинг: 5.0/2 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017